199378.p

Керуючий справами УПЦ про кощунство у мистецтві та в житті

Что можно сказать о правовом сознании тех, для кого религиозные чувства – повод бесконечно упражняться в остроумии? Разве можно заявлять «об оскорблении Бога», ведь «Бог поругаем не бывает»? Каков критерий, определяющий оскорбление чувств верующих? С этими и другими «горячими» вопросами мы обратились к митрополиту Бориспольскому и Броварскому Антонию, Управляющему делами Украинской Православной Церкви.

– Сегодня в определенных «продвинутых» кругах приходится наблюдать довольно ироничное отношение к такому понятию, как оскорбление религиозных чувств. Обычно это сводится к «дремучести» и «нетерпимости» самих верующих. Как вы можете прокомментировать это?

– Ироничное отношение в данном случае свидетельствует о неуважении в принципе к человеку и тому, что является для него сакральным.

Мы можем вести дискуссии о критериях сакрального, о том, что именно таковым является, и т.п., но при этом следует отдавать себе отчет, что принцип толерантности строится не на основании признания чего-то сакральным, а на том, что именно это является для кого-то сакральным. Лично я могу совершенно не рассматривать нечто как сакральное, но рядом есть человек или группа людей, для которых вот именно эта вещь, этот образ или этот текст сакральны. И важно понимать, что вне зависимости от нашей позиции мы учимся уважать позицию, а тем более – веру других.

Те, кто иронично относится к оскорблению чувств верующих, по сути показывают свое отношение к человеку вообще, к его правам. Не следует забывать, что принцип терпимости – один из краеугольных камней современного демократического общества. Так что если кто-то стремится реализовывать демократические ценности, пусть отдает себе отчет, что своим насмешливым отношением к чувствам верующих нарушает современную систему ценностей. Хуже этого может быть только двойная мораль, когда толерантность распространяется на одних и в ней же отказывают другим. Это уже признак вырождения нравственных ценностей.

– Еще говорят, что «Бога оскорбить нельзя».

– Бога действительно нельзя оскорбить. Более того, с точки зрения православного вероучения, Богу нельзя и угодить, так как «Он не требует служения рук человеческих». И Он как Всесовершенный не нуждается в чем-либо. Он все совершенства, как пишет преподобный Иоанн Дамаскин, «имеет по самой природе, а ниоткуда не получил, но Само (Божество. – м. А.) сообщает всякое благо Своим тварям».

Поэтому, конечно, в глубоком, метафизическом смысле речь не может идти об оскорблении Бога, но вполне можно говорить об уничижительных выражениях по отношению к образу жизни и учению, которые имеют своим началом волю Божию. И в этом смысле такое оскорбительное поведение именуется богохульством и кощунством.

Приведем пример из жизни. Ведь и нас могут оскорблять не напрямую, а, скажем, унижать то, что является результатом нашей работы, труда, творческого вдохновения, стиля жизни, который мы ведем. Это не напрямую уничижает нас, но в конечном итоге имеет отношение к нам и воспринимается нами как личная обида. Если кто-то скажет, что такая-то картина ужасно написана, то, прежде всего, это высказывание относится не к картине, а к художнику, хоть и не напрямую. Так и в отношении к религии. Иногда богохульство происходит не прямо, а косвенно, когда объектом оскорбления является то, Создателем чего является Бог.

Скажем более: неверие как таковое может быть сформировано не из критики Бога, а из критики того, что Бог создал. Вспомним классический вариант такого мировоззрения – Ивана Карамазова, говорящего своему брату: «Я не Бога не принимаю, я мира Его не принимаю». Но в конечном итоге Иван Карамазов характеризуется именно как неверующий, хотя отправной точкой его неверия является не Бог, а мир, созданный Богом.

– В наше время деятели искусства, чтобы привлечь зрителя, часто его эпатируют. Произведения, получающиеся в результате этого процесса, редко отличаются хорошим вкусом, но чаще бросают вызов общественным нормам поведения и морали. Это тоже может возмутить верующих. Каков вообще критерий, определяющий оскорбление чувств верующего? Ведь церковного человека может оскорбить не только конкретное кощунственное произведение искусства, но и многие вещи, которые окружают нас в обычной жизни, – например реклама, эксплуатирующая сексуальные образы. Как реагировать христианину на нехристианские декорации, в которых ему зачастую приходится существовать?

– Здесь можно говорить о сугубо христианском мировоззрении, которое свойственно церковному сообществу, и об общерелигиозных утверждениях, которые разделяются большинством мировых религий. Например учение о Христе как Спасителе мира является специфической чертой христианства, а взгляд, согласно которому брак должен строиться на принципах доверия, любви и верности, разделяют все мировые религии и не только религии.

Не всегда предметом насмешки или эпатажа становится сугубо христианское учение, часто таковым оказывается то, что в принципе является признаком религиозного мировоззрения.

Так, могут высмеиваться сакральность семьи и брака, традиционные отношения между родителями и детьми и т.п. Это всё может делаться даже без всякого упоминания какой-либо религии, но по своим последствиям такая «критика» бьет именно по религиозному мировоззрению. Поэтому не только христиане, но и представители других религий, особенно традиционных для нашей страны, должны совместно реагировать на действия, подрывающие принципы нравственного поведения человека. А, как известно, именно они являются нервом религиозного мировоззрения.

Ненавистники религии поняли, что выбрать объектом критики вероучительные утверждения – путь долгий и малопродуктивный, поэтому избрали более легкий и действенный способ – разрушить у человека нравственное чутье, без которого он просто не в состоянии видеть, где добро, где зло, где есть для него опасность, а где нет. И хотя, как вы заметили, есть явления, формально не касающиеся религии, я уверен, что нужно смотреть на последствия этих явлений, а они часто самые разрушительные для традиционных ценностей.

Христианин должен прежде всего беречь себя от негативного опыта или помыслов, которые могут возникнуть в результате видения или слышания вещей недостойных. И только в некоторых случаях, когда аморальные феномены имеют слишком широкий общественный резонанс, верующее сообщество должно высказать свою позицию.

– Имеет ли право верующий высказывать публично свое резко негативное отношение к вещам, которые противоречат вере? Какая форма выражения своего протеста в подобных случаях уместна для верующих?

– «Добро, сделанное недобрым способом, не есть добро», – говорит преподобный Симеон Новый Богослов. Какие бы методы своего несогласия мы ни избрали, они не должны иметь черты агрессии, озлобления и тем более ненависти. Для выражения своего несогласия верующие могут использовать все способы, которые не идут в разрез с государственным законодательством, не противоречат нормам нравственного поведения и правилам приличия.

pravoslavie.ru

© 2013–2014 Офіційний сайт Київської Митрополії Української Православної Церкви

Передрук матеріалів тільки за наявності посилання

Зворотній зв'язок info@mitropolia.kiev.ua