Митрополит Антоний (Паканич): Ни копейки денег от УПЦ в Москву не идет

Интервью митрополита Бориспольського и Броварского Антония газете «Сегодня»

— Владыка, традиционно осень — период сбора урожая и многих православных праздников. Расскажите, пожалуйста, о них. Какая она — православная осень?

— Самые большие праздники осеннего периода в Православной Церкви связаны с Божьей Матерью. Это Рождество Богородицы — 21 сентября, и Покров — 14 октября. Вообще, наш народ особенно почитает Божью Матерь. Согласно преданию, Киев является Третьим Уделом Пресвятой Богородицы после Святой Горы Афон в Греции и Иверии (древнее название Грузии). Не случайно все три Лавры Украины — Киево-Печерская, Почаевская и Святогорская являются Свято-Успенскими, то есть посвященными празднику Успения Пресвятой Богородицы. По городам и селам Украины также есть много храмов, посвященных другим Богородичным праздникам — Рождеству, Введению, Благовещению. Все это свидетельствует о том, что наш народ находится под особым покровом Пресвятой Девы, ведь Она не оставляет в беде тех, кто искренне чтит Ее. Я прихожанам всегда об этом говорю. Мы верим, что и в эти трудные для нашей страны дни Она нас не оставит. Осень это также и период сбора урожая, период собирания посеянного в буквальном и переносном смысле этих слов. Это завершение одного этапа и начало нового. Ведь в это время много свадеб, создаются новые семьи и начинается новая жизнь.

— Владыка, в последнее время мы слышим о переходах приходов УПЦ в УПЦ КП, в основном на Западной Украине, хотя также есть случаи и в Киевской Области. Расскажите, пожалуйста, как Вы видите эту ситуацию, являются ли такие переходы нарушением прав верующих или это добровольные переходы. И какие причины этого?

— Мы вынуждены констатировать, что смена юрисдикций храмов УПЦ зачастую проводится посторонними лицами, членами политических партий и общественных организаций, которые не имеют к Церкви ни малейшего отношения. Таким людям абсолютно безразлична судьба Церкви, чаще всего они просто пытаются заработать себе авторитет, пользуясь кризисной ситуацией в государстве и обществе. В этих акциях замечены также нынешние кандидаты в депутаты, которые стремятся заработать бонусы накануне грядущих выборов. Такой пример, в частности, был в Переяславе-Хмельницком, где кандидат был причастен к попытке захвата храма святых Бориса и Глеба.

Не редко так называемые переходы храмов осуществляются с помощью грубой физической силы, как это было в с. Ходосы, Ровенского района, Ровенской области. Прискорбно, что в подобного рода незаконных действиях принимают участие представители местной власти, главы сельсоветов, депутаты, а иногда даже главы областных администраций. В таких случаях это явное нарушение прав верующих. Более того, голосование за переход происходит как правило по избирательным спискам, то есть опрашиваются все жители села, а не только верующие. Но давайте будем честными, далеко не все жители того или иного населенного пункта участвуют в постройке храма и его содержании. Также далеко не все являются реальными членами церковной общины, не учавствуют в богослужениях и таинствах. Поэтому зададим себе вопрос: а могут ли жители, не имеющие никакого отношения к храму, а может иногда даже и к Православию, решать к какой конфессии должен принадлежать православный храм? А ведь нередко священник и община годами собирают средства на то, чтобы построить свой храм, немало тратится также духовных и физических усилий на то, чтобы содержать храм в надлежащем состоянии. И вот в храм приходят посторонние люди, которые безапелляционно заявляют, что они вправе решать дальнейшую судьбу общины, не спрашивая при этом мнения самих ее членов. Яркой иллюстрацией сказанного является случай в городке Турка, Львовской области, где священник лично, с помощью семьи и прихожан, построил храм, и несколько недель тому этот храм у общины отобрали.

Печально, что в тот момент, когда наша страна особенно нуждается в объединении и консолидации общества, некоторые силы продолжают разжигать межрелигиозное противостояние.

— Насколько причастны к этим переходам ваши конкуренты — УПЦ КП?

К сожалению, в этих переходах духовенство УПЦ КП принимает самое непосредственное участие. Нередки случаи, когда именно их священники приезжают в села и начинают агитацию, расшатывая межконфессиональные отношения и настраивая людей друг против друга. Такие случаи зафиксированы в Острожском районе Ровенской области, в Барышевском районе Киевской области. О прямой причастности духовенства этой конфессии к этим акциям свидетельствует тот факт, что как только в селе начинается собрание жителей, или захват храма, священники УПЦ КП оказываются тут же на месте и ждут пока храм силой не отберут и передадут им, после чего служится «благодарственный молебен» о так называемом добровольном переходе храма из «московской церкви» в «украинскую», как это было в упомянутом уже с. Ходосы, Ровенской области, где кстати, присутствовал среди других священников и секретарь Ровенской епархии УПЦ КП. После этого, официальные заявления этой епархии о том, что она якобы не имеет к этому переходу никакого отношения, и что это добровольная смена юрисдикции, иначе как лицемерием назвать нельзя.

— Кстати, владыка, на днях вышло заявление Пресс-центра УПЦ КП о том, что якобы на праздник Покрова Божией Матери российские спецслужбы готовят провокации путем захвата храмов УПЦ МП с тем, чтобы потом обвинить в этом УПЦ КП. Получается, что таким образом эта конфессия заявляет о своей непричастности к этим действиям?

Упомянутое Вами заявление имеет, на мой взгляд, две стороны медали. С одной стороны, это игра на опережение и грамотный политический и информационный пиар-ход. Сейчас в нашей стране можно все свалить на иностранные спецслужбы и пойди проверь так ли это. И люди охотно поверят. У меня вопрос, откуда в УПЦ КП такая информированность? Кто-то из них так тесно связан со спецслужбами? Я при этом не утверждаю, что так не может быть, у меня просто нет доступа к такой информации.

Но с другой стороны, это полезное заявление, так как духовенству этой конфессии теперь будет сложнее принимать прямое участие в переводах наших храмов по той схеме, по которой они действовали раньше.

Я так понимаю, что в связи со сказанным Вами, ситуация с диалогом и вообще отношения с УПЦ КП сегодня не внушают оптимизма?

Наш Предстоятель Блаженнейший Митрополит Онуфрий уже говорил о том, что мы готовы к конструктивному диалогу с православными из УПЦ КП, которые ныне находятся вне общения с мировым Православием, но на основании канонического права Православной Церкви, а не руководствуясь сиюминутными политическими интересами. Но конечно же, тенденции о которых мы говорили выше, не позволяют нам сейчас вести полноценный диалог.

Для налаживания нормального диалога необходимо прийти к стабилизации отношений и отказаться от упомянутых посягательств. Невозможно говорить о каком-либо объединении, в то время когда у Церкви отнимаются приходы, а ее духовенство и паству пытаются запугать, обвинить в непатриотизме и во всех грехах те, кто вроде бы говорит о сближении. Допускаю, что даже если бы церковное руководство и начало бы сейчас какие-то действия по сближению, то верующий народ, который выгоняют из их храмов, не принял бы этого.

Нужно напомнить также, что УПЦ КП не признана ни одной из Поместных Церквей в мировом Православии, а потому ни с одной из них не имеет общения. На церковном языке это называется расколом и именно поэтому не только мы, но и представители других Поместных Церквей, говоря об УПЦ КП, употребляют оговорки «так называемая», «самопровозглашенная», «непризнанная мировым Православием». Это как в случае с ЛНР и ДНР, которых мы официально именуем по такому же принципу.

Этот факт, конечно же не может не беспокоить представителей Киевского Патриархата, поэтому они пытаются хоть каким-нибудь образом оправдать свою неканоническую деятельность на территории Украины, где уже существует признанная всеми УПЦ. Вот потому они и стараются, используя политический момент, навязать обществу миф о том, что наша Церковь является антигосударственной, а ее члены не являются патриотами своей Родины — Украины. Таким образом, если мы указываем им на церковные нарушения, то они отвечают нам политическими обвинениями.

Вообще, отношения со всеми конфессиями в Украине у нас вполне доброжелательные и нам особенно печально, что эти отношения усложняются у нас именно с православными братьями, хоть они сейчас и находятся вне мирового Православия.

— Каковы отношения УПЦ с Московской патриархией в целом? Является ли Ваша Церковь зависимой частью «Московской Церкви», как это часто подчеркивается в полемическом задоре Вашими конкурентами?

— Мы зарегистрированы в государственных органах как «Украинская Православная Церковь», без «Московского Патриархата». Кстати, именно поэтому бывший митрополит Киевский Филарет (нынешний глава УПЦ КП), когда учинил раскол в Церкви в 1992 году, был вынужден назвать свою структуру «Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата», так как согласно Закону дублирование юридических названий запрещено, а название УПЦ уже было к тому времени. Приставка МП — изобретение журналистов, чтобы более четко отличать нас от КП. Хотя и без этой приставки разница в названиях очевидна.

Наша Церковь имеет статус и права, которые по сути равны с правами некоторых Поместных Церквей, в частности Церкви Греции, которая находится в большей зависимости от Константинопольского Патриархата, чем мы от Московского.

— А как же с вопросом финансовой зависимости и подотчетности по отношению к Москве? Часто именно это ставят в упрек Вашей Церкви.

— Здесь позиция наших критиков наиболее абсурдна. Ведь если мы, как нас обвиняют, работаем на Москву — то должны за это получать от них деньги. А так получается, что мы якобы и отстаиваем интересы Москвы, и за это еще и приплачиваем из доходов наших приходов и епархий. Использование этих двух взаимоисключающих утверждений приводит к абсурду и может приниматься на веру исключительно в пылу полемики людьми малообразованными или неинформированными, и является, по сути, дезинформацией и ложью. Я хочу вполне официально заявить, что ни копейки денег от нашей Церкви в Москву не идет.

Более того, в начале 90-х годов прошлого века патриарх Московский Алексий ІІ написал письмо в адрес тогдашнего украинского правительства, в котором был прописан ясный и недвусмысленный отказ РПЦ от любого церковного имущества на территории Украины. Правопреемницей РПЦ в Украине объявлялась Украинская Православная Церковь.

— Владыка, а хотелось бы услышать также о том, помогает ли Ваша Церковь украинской армии и беженцам?

Да, к слову, нас сначала тоже стали обвинять в том, что мы не помогаем армии. С самого начала военного конфликта мы начали помогать и армии и мирным жителям Востока Украины. Общее количество гуманитарной помощи, собранной разными епархиями нашей Церкви и отправленной на Восток превышает 500 тонн. Кроме того, действующая под эгидой УПЦ миссия «Милосердие без границ», которая основана священником нашей Церкви протоиереем Захарией Керстюком, уже отправила на Донбасс 240 тонн, и ближайшие дни готовит к отправке еще 60 тонн помощи. Теперь, видя все это, некоторые силы обвиняют нас уже в том, что мы эту помощь якобы шлем сепаратистам. Опять не угодили (смеется).

По моему глубочайшему убеждению, наше общество сейчас должно деятельно помогать не только армии, но и мирным жителям Донбасса. Только таким образом мы сможем приобрести их для Украины, показать им, что они наши сограждане, что они не равнодушны нам. Война рано или поздно закончится, и тогда люди будут вспоминать, а что делали мы, помогали ли мы им или оставили их наедине со своими проблемами. Разные люди мне рассказывают, что в нашем обществе возросла степень агрессии и неприятия выходцев из Донбасса, беженцев. Их считают виновными в военных действиях, обвиняют в сепаратизме, а посему не берут на работу, унижают. Я не знаю, насколько это масштабное явление, но если это так, то это тревожный симптом для нашего общества. Ведь это, главным образом, мирные люди — женщины, дети, люди преклонного возраста, которые были вынуждены покинуть свои дома или вследствие опасности для жизни, или даже вследствие того, что их дома были разрушены. Я обращаюсь ко всем христианам и людям доброй воли с просьбой оказывать посильную помощь нашим ближним. Ведь, по учению святых, в лице таких людей к нам приходит Сам Христос, если мы скажем «нет» таким людям, к нам будут относиться слова Господа: «так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне» (Мф. 25, 45). Кроме того, не следует забывать, что уже самим фактом переезда в другие области Украины, эти люди считают нас своими ближайшими братьями и, сознательно или нет, но они ассоциируют себя с нашей страной, с Украиной, с каждым из нас.

— Спасибо, владыка, за интервью и традиционный последний вопрос. Что бы Вы пожелали нашим читателям и всем верующим Украины?

— Не бояться, и не падать в уныние, а с христианским мужеством и надеждой на Бога смотреть в будущее.

© 2013–2014 Офіційний сайт Київської Митрополії Української Православної Церкви

Передрук матеріалів тільки за наявності посилання

Зворотній зв'язок info@mitropolia.kiev.ua