wpid-1403028353-6275_edit.jpg

Професія – хороша людина. Бесіда с Предстоятелем УПЦ і Керуючим справами УПЦ про “роботу” в Церкві

Как найти «работу» водной из самых близких к Господу организаций и что подразумевает в Церкви компетентность - рассказывают Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий и митрополит Борискольский и Броварской Антоний, Управляющий делами УПЦ.

– Как попасть на работу в Православную Церковь?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Во-первых, Церковь — это не бизнес-корпорация, и сюда не поступают на работу, а приходят по зову сердца. У священников — не работа, а служение. А если мирянин пожелает трудиться в каких‑либо церковных структурах, важным для него будет толь­ко одно — призвание христианина. Поэтому вопрос упирается в личный выбор человека, а главной мо­тивацией для принятия решения должна быть ис­ключительно любовь к Богу и людям.

Митрополит Антоний: Принято говорить, что в Церкви не «работают», а служат. Это касает­ся и священников, и каждого человека, который вы­бирает путь служения Богу. Всякий, кто слышит в сердце призвание к такому служению, может его реализовать в Церкви.

– Какими качествами должен обладать кандидат?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Как сказал один богослов, чтобы стать настоящим хри­стианином, нужно сначала стать настоящим челове­ком. И хотя среди обычных работодателей существу­ет мнение, что хороший человек — это не профессия, и профессиональные качества важнее человеческих, с христианской точки зрения все как раз наоборот. Главное тут человек и лучшие человеческие качества: честность, искренность, верность.

Митрополит Антоний: Прежде всего, предан­ность Христу. Человек, который решает служить Богу, должен быть готов отказаться от всего, чтобы следовать за Христом.

– Престижно ли служить в Церкви?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Весь­ма символично, что понятие «престиж» происхо­дит от латинского слова, которое означает иллюзию, обман чувств. И действительно, для многих поиски престижности превращается в погоню за миража­ми. И если в мирском смысле слово «престиж» озна­чает признание и некое уважение, то в Церкви все это достигается через положительное взаимное от­ношение к миру и людям. Как сказал преподобный Максим Исповедник, «мое только то, что я отдал».

Митрополит Антоний: Если вспомнить апосто­лов, едва ли можно сказать, что они избрали для себя «престижную работу». Почти все ближайшие учени­ки Христа окончили жизненный путь мученической смертью. Мы все наследники апостолов и должны быть готовы отдать жизнь за Христа. В глазах мира это безумие, а не престиж.

– Есть ли у вас понятие здорового карьеризма? Если да, в чём он заключается?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Карье­ра — это показатель того, насколько успешен человек в осуществлении той или иной профессиональной деятельности. А главным двигателем профессио­нального успеха должны быть интерес и любовь че­ловека к делу, которым он занимается. Если работа приносит удовольствие и радость, является приори­тетом в жизненных интересах, то и результат — вну­тренний и внешний — будет соответствующим.

Митрополит Антоний: Если под карьеризмом понимать стремление получить как можно больше власти и материальных благ, такой карьеризм чужд Евангелию. При этом каждый христианин, и тем бо­лее тот, который приходит на служение в Церковь, должен стремиться раскрыть таланты, данные ему Богом. Если человек зарывает талант в землю, не раскрывая свои дарования, он попадает под осу­ждение. Призвание человека — стремиться к совер­шенству.

– Как вы заботитесь о повышении квалификации персонала?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Не­сколько лет назад мы провели курсы повышения квалификации для преподавателей Духовных школ. Кроме того, регулярно в Украине и за рубежом про­ходят конференции, научные симпозиумы и круг­лые столы для представителей нашего духовенства и сотрудников церковных отделов.

Митрополит Антоний: В Церкви есть учеб­ные заведения, которые готовят кандидатов и в свя­щеннослужители, и для иных церковных должно­стей. Церковь поощряет получение священниками и светского образования, чтобы они могли нести служение с еще большим успехом. Те, кто чувству­ет к этому способность, могут заниматься богослов­ской наукой.

– За что у вас «увольняют»?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Такое происходит не часто. В основном в связи с перехо­дом на другое послушание или переездом в другую епархию.

Митрополит Антоний: «Профессиональная не­пригодность» обычно имеет в Церкви нравствен­ное измерение. Служитель Церкви, на какое бы ме­сто служения он ни был поставлен, должен помнить о высоком звании: христианин. Это обязывает нас жить в соответствии с теми нравственными нормами, которые мы проповедуем. Если же человек не отвечает высокому призванию, Церковь может запретить ему служение.

– Что вы думаете о конкуренции? Конкурируете ли вы с другими церквями?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: В Евангелии нет ни одного упоминания Церкви во множественном числе. Наоборот, Писание учит нас, что «Едина вера, едино крещение, един Бог и Отец всех» (Еф. 4, 5). Святая Православная Цер­ковь уже две тысячи лет со дня Святой Пятиде­сятницы несет служение спасения человеческих душ, и ее спасительные действия ограничены толь­ко одним — личным выбором. Господь принес Ис­купительную Жертву за всех нас, и каждый решает сам — принять ее или пройти мимо. Спасение чело­века — вопрос Истины, а не конкуренции.

Митрополит Антоний: Что касается взаимо­отношений внутри Церкви, то еще апостол Павел говорил, что между христианами может и должно быть разномыслие, дабы открылись наиболее ис­кусные (1 Кор. 11, 19). В определенном смысле это можно назвать здоровой конкуренцией. Что же ка­сается взаимоотношений с другими конфессиями, мы не стремимся с ними конкурировать. Мы ищем единства во Христе. Как говорил святой Григорий Богослов о тех христианах, с которыми у нас нет единства: «Мы домогаемся не победы, а возвраще­ния братьев, разлука с которыми терзает нас».

– Какие важнейшие нововведения произошли в Цер­кви за последние сто лет?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Глав­ное нововведение совершилось две тысячи лет на­зад, когда в мир пришел Спаситель и открыл лю­дям ошеломляющую весть — мы не чужие друг другу и Богу, и главный закон жизни заключается в жертвенной бескорыстной любви. То, что сегодня этот вопрос как никогда актуален в своей остроте, наводит на мысль, что главные нововведения дол­жны осуществляться не в Церкви, а в самом чело­веке и в обществе. Наверное, поэтому Завет, в кото­ром мы живем, называется Новым. Он всегда будет для нас новым, требующим внутреннего обновле­ния, ибо рождается человек в падшем ветхозавет­ном состоянии и требует исправления и освящения.

Митрополит Антоний: Церковь остается то­ждественна сама себе во все века. Поэтому в сфере вероучения в нашей Церкви нет никаких нововве­дений. Что же касается внешних форм жизни Цер­кви, они постоянно меняются. Появляются новые богослужебные тексты, церковные композиторы со­здают новые произведения, иконописцы разрабаты­вают новые иконографические сюжеты. Меняется и статус Церкви в разных странах. Сегодня Укра­инская Православная Церковь является самоуправ­ляемой с правами широкой автономии. А столетие назад Церковь на территории Украины никаких ав­тономных прав не имела.

– Является ли Церковь прогрессивной организацией?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Именно с христианством связано понятие всестороннего про­гресса человеческой цивилизации, так как без Христа и Его учения все человечество осталось бы в прими­тивном состоянии дохристианской эпохи. Несмотря на постоянные проблемы в роде людском, христиан­ство все же оказало решающую роль в формирова­нии новой развитой цивилизации, особой культуры, системы нравственных ценностей. И если человек прогрессивный — это человек ищущий и думающий, то именно Церковь дает тот импульс к новой жиз­ни и тот путь, без которых никакой прогресс, будь то личностный или общественный, невозможен.

Митрополит Антоний: Церковь всегда была от­крыта к принятию того лучшего, что создает челове­чество, но это довольно консервативный институт.

Сама идея прогресса как процесса, который ве­дет человечество от мрачного прошлого к светло­му будущему, не соответствует церковному пониманию истории.­

В Новом Завете ясно сказано о том, что в конце времен человечество в нравственном отношении придет к полной деградации. Разви­тие наук и технологий еще не означает возрастание нравственности. А для Церкви главным является именно нравственное измерение жизни.

– Кому вы подчиняетесь? Кто является вашим выс­шим начальством?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Главой Церкви является Сам Иисус Христос, Который обе­щал, что не оставит нас до скончания века (Мф. 28, 20). В смысле управления земной церковной струк­турой наша Церковь Соборная. Патриархи Все­ленского Православия равны между собой в сво­ем достоинстве, и решения принимаются на основе общего взаимного согласования иерархов, священ­ников и мирян. Это принципиальный для нас во­прос, так как место главы Церкви принадлежит Тому, Кто ее создал Своей Кровью — Господу Иисусу Хри­сту. А Поместные Церкви, которые называются так по месту своего земного пребывания, руководятся Поместными Соборами и Предстоятелем.

Митрополит Антоний: В Церкви принято назы­вать всех «рабами Божиими». Внешним людям это кажется странным и даже нелепым. Но это как раз и означает, что вся наша жизнь подчинена Богу. Он является нашим «Высшим начальством».

Что же касается земного измерения Церкви, тут порядок управления в Церкви определяется как древними канонами, так и современным уста­вом. В нашей Церкви высшая власть принадлежит Собору Украинской Православной Церкви. В про­межутках между Соборами высшая власть принад­лежит Собору епископов, а в промежутках между Соборами епископов — Священному Синоду и Ми­трополиту Киевскому.

– Как сочетается церковная иерархия с идеей о том, что перед Богом все равны?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Цер­ковная иерархия не предполагает разделение лю­дей на касты. Перед Богом действительно все равны, и Господь явно указал главный принцип взаимодей­ствия между христианами: «кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф. 20, 27).

Принцип иерархичности заложен в мироздании и является выразителем особой Божественной гар­монии, без которой мир превратился бы в хаос.

Сам человек иерархичен — в нем тело должно подчиняться душе, а дух главенствовать над ду­шой и телом. Проблемы начинаются тогда, когда иерархия нарушается и распадается личность. Так же и в церковном теле: иерархия является залогом единства и гармонии, при которых взаимная под­чиненность проявляется не во власти над другими, а в ответственности за них перед Богом, служении им и взаимоуважении.

Митрополит Антоний: Да, перед Богом все рав­ны, но в Церкви каждый несет свое служение в соот­ветствии с теми дарованиями, которые вручены ему Самим Богом. Апостол Павел ясно говорит, что уже в первые десятилетия существования Церкви в ней одни были апостолами, другие учителями, третьи имели дар управления, а кто‑то занимался благотво­рительностью. Так что служения в Церкви различ­ны, но совершаются они одним Духом. Потому раз­личие служений не означает нарушения принципа равенства всех пред Богом.

– Как вы относитесь к дизайну? Нужен ли он в ва­шей сфере?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Придя в любой монастырь, вы обнаружите красоту и гар­монию, выраженные и во внешнем, и во внутреннем благолепии. Это касается архитектуры, ландшафта, внешнего и внутреннего украшения. Если дизайн выражает духовную суть того или иного архитек­турного комплекса, подчеркивает его достоинства и характерные черты, такой подход является жела­нием поделиться красотой с людьми.

Преображе­ние внешнего мира — отблеск нашего внутреннего состояния. Обустраивать повседневный быт, делать его красивым и привлекательным — важная и нуж­ная задача.

Митрополит Антоний: Насколько мне известно, сегодня дизайн является очень широким понятием. В него включают практически всю среду, которая окружает человека. Дизайн востребован и в церков­ной среде. Ведь мы издаем книги, журналы, газеты, создаем интернет-сайты, строим или обустраива­ем здания для церковных нужд. Во всех этих сферах нельзя достичь качественного результата без уча­стия профессиональных дизайнеров.

– Что вы думаете об архитектуре храмов? Дол­жны ли они строиться по старинным канонам, или же авторы могут вносить веяния современ­ности?

Блаженнейший Митрополит Онуфрий: Есть множество примеров современного решения храмо­вых архитектурных комплексов, и лично я не вижу ничего плохого в таких новых творческих подходах. Главное, чтобы у архитектора было чувство меры и понимание того высокого назначения, которому служит Дом Божий. Храм — частица Неба на земле, и самое главное, чтобы архитектура отражала эту идею. Поэтому эпатаж в данной сфере неуместен.

Митрополит Антоний: Канонические формы христианских храмов имеют вполне земное происхо­ждение. Они выросли из традиций дохристианской архитектуры. И в течение двух тысяч лет жизни Цер­кви она постоянно обогащалась новыми архитектур­ными формами. Храмы XVII века не похожи на хра­мы XVIII столетия, которые, в свою очередь, заметно отличаются от храмов, построенных в XIX веке. Этот процесс заимствования храмовой архитектурой но­вых форм никогда не останавливался и, наверное, никогда не остановится. Думаю, церковная архитек­тура всегда будет развиваться в творческом взаимо­действии между традициями и новациями.

pravlife.org

© 2013–2014 Офіційний сайт Київської Митрополії Української Православної Церкви

Передрук матеріалів тільки за наявності посилання

Зворотній зв'язок info@mitropolia.kiev.ua